И еще кое-что…
Книги о лингвистике / А как лучше сказать / Не правильностью единой… / И еще кое-что…
Страница 2

Советская Россия,

Родная наша мать!

Каким высоким словом

Мне подвиг твой назвать?

Какой великой славой

Венчать твои дела?

Какой измерить мерой —

Что ты перенесла?…

(М. Исаковский.)

Многосоюзие

– такое построение речи, при котором намеренно повторяются союзы между членами простого предложения или между частями сложного предложения для логического и интонационного их подчеркивания, показа единства перечисляемого, например: Нам тошен был и мрак темницы, и сквозь решетки свет денницы, и стражи клик, и звон цепей, и легкий шум залетной птицы (А. С. Пушкин); По ночам горели дома, и дул ветер, и от ветра качались черные тела на виселицах, и над ними кричали вороны (А. И. Куприн).

Бессоюзие

– такое построение речи, при котором намеренно пропускаются союзы между членами предложения или между предложениями с целью придать высказыванию стремительность, насыщенность впечатлениями в пределах общей картины, например: Швед, русский – колет, рубит, режет, бой барабанный, клики, скрежет, ером пушек, топот, ржанье, стон… (А. С. Пушкин).

Выразителен текст, в котором одновременно используется и бессоюзие и многосоюзие. Например, у А. С. Пушкина в стихотворении «К А. П. Керн» почти рядом имеются такие строфы:

В глуши, во мраке заточенья

Тянулись тихо дни мои

Без божества, без вдохновенья,

Без слез, без жизни, без любви.

……………………

И сердце бьется в упоенье,

И для него воскресли вновь

И божество, и вдохновенье,

И жизнь, и слезы, и любовь.

Приведенные выше примеры стилистических фигур взяты из произведений художественной литературы, с которой органически связана выразительность языка и в которой слово прежде всего выступает в своей эстетической функции. Но не следует думать, что эти же стилистические ресурсы не используются в других языковых стилях: подобно тропам стилистические фигуры находят широкое применение, например, в таком стиле, как публицистический.

Можно привести многочисленные примеры использования стилистических фигур в работах В. И. Ленина. Так, примером антитезы может служить фраза из статьи «О национальной гордости великороссов»: «Не может быть свободен народ, который угнетает чужие народы»… В этой же работе находим выразительный пример градации: «И мы, великорусские рабочие, полные чувства национальной гордости, хотим во что бы то ни стало свободной и независимой, самостоятельной, демократической, республиканской, гордой Великороссии, строящей свои отношения к соседям на человеческом принципе равенства, а не на унижающем великую нацию крепостническом принципе привилегий» (т. 26, с. 108). Сочетание анафоры с параллелизмом и антитезой находим в статье «Советская власть и положение женщины»:

Не может быть, нет и не будет «равенства» угнетенных с угнетателями, эксплуатируемых с эксплуататорами. Не может быть, нет и не будет настоящей «свободы», пока нет свободы для женщины от привилегий по закону в пользу мужчины, свободы для рабочего от ига капитала, свободы для трудящегося крестьянина от ига капиталиста, помещика, купца (т. 39, с. 286).

Читая этот раздел нашей работы, вы, мои юные друзья, имели возможность еще и еще раз убедиться в богатстве и разнообразии стилистических ресурсов русского языка, его образных средств. Но, как гласит французская поговорка, нередко получаются «хлопоты от богатства», т. е. неумение разумно пользоваться им. В печати не так уж редко встречается такое использование изобразительно-выразительных средств языка, которое приводит к результатам, прямо противоположным тем, которых ожидает автор: вместо образности, призванной усилить выразительность текста, создается впечатление искусственности, нарочитости, неправдоподобия.

В одной газетной статье было напечатано: «Но как бы ни злобствовали офашистившиеся вояки за рубежом, как бы ни бряцали они атомными и водородными бомбами, – дело мира победит». Не говоря уже о сомнительном неологизме «офашистившиеся», следует указать на неуместность употребления в данном контексте выражения «бряцать атомными и водородными бомбами»: ведь бряцать в прямом смысле обозначает «издавать металлические звуки ударами твердых предметов»; в переносном смысле сочетание бряцать оружием обозначает «грозить войной». Автор, очевидно, имел в виду это второе значение, но не учел, что атомные и водородные бомбы мало пригодны для того, чтобы ими «бряцали».

Другой пример: «Хищные акулы империализма и колониализма охватили своими лапами многие страны, которые они пытаются удержать в колониальном рабстве». Все, казалось бы, на месте, но суть в том, что у акул никаких лап нет, и метафора получилась неудачная.

Учитывая подобные случаи, нелишне вспомнить совет А. П. Чехова не злоупотреблять эпитетами-прилагательными и распространить этот совет на использование изобразительно-выразительных средств языка вообще: не увлекайтесь ими, а тот их запас, которым вы владеете, расходуйте экономно и разумно.

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

Людские и лошадиные
…А фамилию вот и забыл!.. Васильичу… Черт… Как же его фамилия?.. Такая еще простая фамилия… словно как бы лошадиная… Кобылий? Нет, не Кобылий… Жеребцов, нешто? Нет, и не Жеребцов. Помню, фамилия л ...

БЛАГОДАРНОСТИ
Без помощи и советов Роджера Футса я не смог бы написать эту книгу. Кроме того, мне хочется поблагодарить Харви Сарлза, который поддержал меня, одобрив мой нетрадиционный подход к материалу книги, ...

СКАЗКИ И БЫЛИ
...