Национально-культурные особенности английского и русского коммуникативного поведения в побудительных речевых актах
Категория вежливости и стиль коммуникации / Вежливость дистанцирования и стиль коммуникации / Национально-культурные особенности английского и русского коммуникативного поведения в побудительных речевых актах
Страница 6

поспи часоче

к (в семье). Данное средство смягчения императива используется также и вне интимной сферы общения – с незнакомыми и мало знакомыми людьми: Ротик

откройте (у зубного врача); Сынок,

уступи бабуле местечко

(в автобусе).

Как и в английском языке, возможно употребление различных минимизаторов, уменьшающих «цену» просьбы: Подожди секунду (секундочку)

/Посиди со мной минутку

/Налей мне капельку

сока / Подай листок

бумаги. Таким образом, здесь мы наблюдаем реализацию стратегии «минимизируйте степень вмешательства».

Модификаторы просьбы со значением сомнения, неуверенности, характерные для английского языка и употребляемые для смягчения просьбы, в русском языке практически не используются. Напротив, средства внутренней модификации реквестивных конструкций в русском языке нацелены не на смягчение просьбы, а на ее интенсификацию: Окажите любезность /Не откажите в любезности /Не сочтите за труд /Будьте добры /Будьте любезны, сделайте это, пожалуйста и др. Удвоенная просьба (использование двойного императива!) не уменьшает, а, напротив, увеличивает степень вежливости.

С точки зрения межкультурной прагматики данные высказывания весьма любопытны. В них содержится некий внешний парадокс. С одной стороны, перечисленные модификаторы являются актуализаторами вежливости, с другой стороны, они выражены в форме императива, то есть в одном высказывании содержатся два императивных глагола, что удваивает просьбу, усиливает давление на адресата. Очевидно, уровень вежливости в данных высказываниях повышают косвенные оценки качеств адресата (добры, любезны) и указание на значимость ожидаемых от него действий (одолжение, любезность), а также особенность семантики русского глагола прошу, который, как мы уже отмечали, ссылаясь на наблюдение Анны А. Зализняк, в отличие от английского ask, ставит говорящего не выше собеседника, а ниже. В результате настойчивое апеллирование к адресату не воспринимается как нарушение этикетных норм, а напротив повышает степень вежливости.

Данные высказывания являются маркированными. Они характерны для высокого уровня вежливости и чаще употребляются людьми старшего и среднего возраста. При этом повышенная вежливость манифестирует социальный статус говорящего, а не высокую цену услуги, так как они могут употребляться при обращении с очень незначительной просьбой (передать деньги на билет, подвинуться в транспорте) (см. [Формановская 1998: 205]). Для фамильярно-дружеского общения аналогичным высказыванием является Будь другом, сделай это, где также наблюдаем усиление просьбы путем двойного императива.

Вопросительные высказывания.

В русской коммуникативной культуре просьба может также передаваться косвенно – вопросительными высказываниями, однако их доля значительно ниже, чем в английской, где это – основной способ выражения просьбы (см. Приложение, Таблицы № 1–3). Русские вопросительные конструкции не столь многообразны, и они передают меньшее количество оттенков вежливости. Среди них также выделяются объектно-ориентированные и субъектно-ориентированные вопросы, однако их значения, ситуации употребления и частотность имеют различия.

Просьба о действии выражается только при помощи объектно-ориентированных вопросов. С точки зрения семантики это могут быть вопросы о намерении адресата совершить действие и вопросы о его возможности совершить действие. Первые оформляются при помощи глагола в будущем времени (в утвердительной или отрицательной форме): Ты в магазин? Купишь мне мороженое? / Не поможешь мне написать письмо? / Не подвинетесь? /Не подскажете, который час? Вопросы о возможности адресата совершить действие оформляются при помощи глагола мочь (в утвердительной и отрицательной форме, в изъявительном и сослагательном наклонении): Ты (не) можешь подать мне словарь? / Ты (не) мог бы объяснить мне это правило? / Вы (не) могли бы передать ему информацию? Вопросы с отрицательной частицей не более типичны для просьбы, они отличаются большей степенью вежливости, так как допускают отрицательный ответ и предоставляют адресату возможность выбора.

Субъектно-ориентированные высказывания характерны главным образом для просьбы-разрешения. Чаще всего это вопрос субъекта о разрешении совершить действие: Я могу взять твою ручку? Также встречаются вопросы о возможности говорящего обратиться с просьбой: Я могу попросить тебя (вас) помочь мне? / Я могла бы попросить тебя (вас) об одолжении? Достаточно частотны и безличные конструкции: Можно (мне) сделать это?/ Можно меню? (Возможно, это сокращенное от Можно попросить вас принести меню?).

И в английском, и в русском языках глаголы, формирующие вопросительные высказывания, могут употребляться в условной и отрицательной форме, однако полной аналогии в значениях здесь нет. В обоих языках высказывания с глаголами в сослагательном наклонении являются менее категоричными, чем их пары с глаголами в изъявительном наклонении, и, соответственно, более вежливыми.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Смотрите также

ГЛОКАЯ КУЗДРА
Мы теперь хорошо знаем, что́ такое слово, целое живое слово, – слово, так сказать, «видимое снаружи». Мы рассматривали разные слова. Нам известно кое-что и об их жизни. Мы знаем: подобно т ...

Концепции управленческого учета
Однако развитие рыночных отношений в нашей стране и появление большого числа негосударственных (коммерческих) отечественных и зарубежных организаций поставили перед бухгалтерским учетом новые задачи ...

ПАМЯТИ КОЛЛЕГИ
Валерий Анатольевич Ковшиков (1936–2000), кандидат педагогических наук, доцент – это имя по праву вписано крупными буквами в историю отечественной логопедии. Закончив в 1956 г. дефектологический ф ...