Национально-культурные особенности английского и русского коммуникативного поведения в побудительных речевых актах
Категория вежливости и стиль коммуникации / Вежливость дистанцирования и стиль коммуникации / Национально-культурные особенности английского и русского коммуникативного поведения в побудительных речевых актах
Страница 24

Во всех приведенных примерах в силу определенных условий говорящий имеет некоторые права, позволяющие ему давать распоряжения адресату и очевидно, что у последнего нет никакого выбора, кроме как выполнить называемое действие. Именно поэтому данные РА рассматриваются нами как директивы (хотя некоторые из них очень близки другим РА, так, пример 8 можно рассматривать и как приглашение, пример 10 – как просьбу).

В русской лингво-культурной традиции директивы выражаются, как правило, прямо и императивно. Императивные высказывания являются наиболее естественными в таких ситуациях. Использование формы, имеющей семантическую опцию в ситуации, которая не предлагает никакой функциональной опции, представляется неуместным. Императив может быть модифицирован словом пожалуйста, которое, имея более сильное прагматическое значение, чем английское please, делает директивное высказывание смягченным и сближает его с просьбой.

В русском контексте вышеприведенные высказывания имели бы, скорее всего, следующее звучание:

1. Сыграйте, пожалуйста, четвертый такт.

2. Принесите, пожалуйста, бутылку шампанского и два бокала в 301-й номер.

3. Отрежьте (завесьте), пожалуйста, 5 ломтиков той ветчины. Потоньше, пожалуйста. И жир, если можно, срежьте.

4. Сумку откройте, пожалуйста.

5. Паспорт, пожалуйста / Предъявите ваш паспорт.

6. Обратите, пожалуйста, внимание на эту таблицу.

7. Подождите, пожалуйста, несколько минут.

8. Проходите, пожалуйста.

9. Голову (пожалуйста) откиньте.

10. Сбегай (пожалуйста), в магазин.

Как видим, во всех ситуациях побуждение выражается прямо, при помощи императива. Английские же коммуниканты в этих же ситуациях, несмотря на указанные обстоятельства – наличие права у говорящего давать распоряжения и отсутствие возможности у адресата отказаться от его выполнения, проявляют тенденцию к смягчению своей команды, облекают ее в форму, содержащую иллюзию опции. Для этого используются различные коммуникативные стратегии и языковые средства:

– оформление директивов в виде вопроса, что придает высказыванию косвенность и опциональность;

– использование модальных глаголов со значением возможности и намерения (can / will), благодаря чему говорящий апеллирует к возможности и намерению адресата совершить действие;

– использование модальных глаголов в сослагательном наклонении (could / would), что придает гипотетичность высказыванию и еще больше дистанцирует адресата от побуждаемого действия;

– апеллирование к желанию адресата проявляется также в моделях would you like / would you mind;

– использование модификаторов (please, kindly), смягчающих побуждение;

– использование субъектно-ориентированных высказываний (Could I

see your passport?/ Can I

draw your attention?) вместо объектно-ориентированных (Could you

show me your passport?/Can you

pay attention to. ), благодаря чему объект выводится из дискурса и таким образом дистанцируется от побуждаемого действия.

Удивительными для русского наблюдателя, привыкшего к прямым директивам, представляются формулы, в которые английские учителя оформляют свои команды. Данная коммуникативная ситуация предполагает явную асимметрию отношений. Если даже не принимать во внимание возрастную и статусную асимметрию, которая, как отмечалось выше, различна в двух культурах, то в силу своего функционального положения и профессиональных задач учитель, призванный организовать процесс обучения, облечен правом давать указания. Тем не менее, английские учителя предпочитают этим правом не пользоваться и передают свои команды не прямо, а косвенно. Сравним:

Will you take out your books, please? (Вы достанете, пожалуйста, ваши книги?). – Достаньте ваши книги.

Would you please look at number 41? (Вы посмотрели бы, пожалуйста, на номер 41?). – Посмотрите номер 41.

Do you want to read, Anna?/ Would you like to read? (Ты хочешь читать, Анна? / Ты хотела бы читать?). – Читай, пожалуйста, Анна.

Would you mind repeating that, please? (Ты бы не возражала повторить это?). – Повтори, пожалуйста.

Can I ask you to write down your answers? (Могу я попросить вас записать ваши ответы?). – Запишите ваши ответы.

May I give you these papers? (Могу я дать вам эти работы/задания?). – Возьмите ваши работы.

I want you to listen to me again (Я хочу, чтобы вы меня снова слушали) – Слушайте, пожалуйста .

Произнося эти фразы, учитель, тем не менее, осуществляет директивные РА, поскольку ученики в силу особенностей данной ситуации обязаны выполнить действия, к которым их так мягко побуждают. Для них, как для представителей английской культуры, подобные речевые формулы являются конвенциональной командой. Русские, оказавшиеся в такой ситуации, как правило, не понимают прагматического значения подобных английских высказываний и принимают их за вопрос о возможности, желании совершить действие, что может привести (и приводит) к коммуникативным неудачам, как в следующем примере, который мне подарил российский специалист, работавший в центре подготовки космонавтов в Хьюстоне:

Страницы: 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29

Смотрите также

БЛАГОДАРНОСТИ
Без помощи и советов Роджера Футса я не смог бы написать эту книгу. Кроме того, мне хочется поблагодарить Харви Сарлза, который поддержал меня, одобрив мой нетрадиционный подход к материалу книги, ...

Пять чувств – и еще шестое
На первых же страницах этой книжки говорилось о том, как чудовищен канцелярит в устах детей . Как опасно, когда взрослые на канцелярите обращаются к детям . И в книге для детей все недуги языка го ...

Зачем изучать иностранные языки
Вы любите литературу, художественные фильмы, принадлежащие к культуре определенной страны… Как здорово читать первоисточник и смотреть фильм без перевода. Для того чтобы изучить иностранный ...