Стратегии сближения
Категория вежливости и стиль коммуникации / Вежливость сближения и стиль коммуникации / Стратегии сближения
Страница 1

Вежливость сближения (positive politeness) направлена на сокращение дистанции, на устранение интерперсональных границ, на взаимность, сотрудничество, взаимопонимание, на удовлетворение желания каждого быть замеченным, понятым, услышанным, любимым. По мнению П. Браун и С. Левинсона, лингвистическая реализация позитивной вежливости во многих отношениях представляет собой вербальное поведение близких людей, которые в повседневном общении проявляют интерес друг к другу [Brown, Levinson 1987: 101]. Основываясь на общих знаниях и общем опыте, они обладают информацией об обоюдных обязательствах и взаимных желаниях. Единственное различие, по мнению авторов, заключается в преувеличении,

являющемся маркером позитивной вежливости и отсутствующем в обычном повседневном общении близких людей.

Вопрос о том, что такое преувеличение, каково его прагматическое значение и почему оно является неотъемлемым компонентом английского коммуникативного поведения, заслуживает особого внимания. В преувеличении, как известно, содержится элемент неискренности. Именно поэтому постоянно преувеличивающие англичане в глазах русских кажутся неискренними. Чтобы понять природу данного стереотипа и увидеть его ложность, следует рассматривать отдельно семантику и прагматику высказывания.

Элемент преувеличения содержится в семантике речевой формулы, однако, так как ее основная функция – «удовлетворить позитивное лицо» партнера по коммуникации, в прагматическом аспекте она не может считаться неискренней. Прибегая к преувеличению, коммуникант стремится к достижению именно прагматического результата – «Я хочу, чтобы тебе было приятно» (I want you to feel good), и в этом желании он вполне искренен. Так, в высказывании How absolutely marvelous! I simply can't imagine how you manage to keep your roses so excuisite, Mrs B.! говорящий преувеличивает свой интерес к розам, и в этом преувеличении содержится элемент неискренности, однако в импликативном смысле этого высказывания кроется искреннее желание говорящего сделать приятное собеседнице (см. [Brown, Levinson 1987: 101]). Говоря со всеми, даже с незнакомыми, языком, на котором обычно говорят с близкими людьми, говорящий как бы расширяет зону интимности, втягивая в нее собеседника. Его метафорические высказывания являются своего рода демонстрацией желания стать ближе к слушающему.

Стратегии позитивной вежливости П. Браун и С. Левинсон называют своего рода «социальным ускорителем (катализатором)» ('social accelerator' ), используя который коммуниканты сокращают разделяющую их дистанцию.

Существует мнение, что в культурах индивидуалистического типа коммуниканты делают больший акцент на стратегии негативной вежливости, т. е. основной целью является демонстрация уважения к личной автономии собеседника, соблюдение дистанции, в то время как стратегии позитивной вежливости, стратегии сближения, более характерны для культур коллективистского типа (см., например, [Sifianou 1992]). По нашим наблюдениям и по результатам проведенных эмпирических исследований, оба типа стратегий, выделенных П. Браун и С. Левинсоном, в большей степени характерны для английского коммуникативного поведения, чем для русского.

Чтобы понять особенности коммуникативного поведения англичан и русских, связанных со стратегиями сближения, важно различать рассмотренные нами выше понятия эмоциональной коммуникации и эмотивной коммуникации. Первая, напомним, имеет отношение к неконтролируемому естественному проявлению эмоций, вторая определяется нами как целенаправленная демонстрация эмоций в стратегических целях.

Существует много способов того, как речевыми средствами сократить дистанцию между партнерами по коммуникации. П. Браун и С. Левинсон называют пятнадцать таких стратегий [Brown, Levinson 1987: 101–128], которые, по их мнению, не только являются наиболее типичными для английской коммуникации, но и носят универсальный характер.

Другие исследователи, как например Рон и Сюзанна Сколлон, более осторожны в утверждении универсальности данных стратегий и отмечают, что они дают лишь общую идею о том, что представляют собой подобные стратегии [Scollon, Scollon 2001: 50]. В качестве примера они выделяют десять стратегий, направленных на сближение партнеров по коммуникации, называя их involvement strategies (стратегии вовлечения).

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

По всем правилам орфоэпического искусства
Не пугайтесь этого не знакомого вам термина: орфоэпией  называют учение о нормативном произношении звуков данного языка, совокупность правил устной речи, устанавливающих единообразие литерату ...

МФЯ И ЛИНГВИСТИКА XIX в. И НАЧАЛА XX в
Вопрос о философских источниках МФЯ, о параллелях между МФЯ и современными книге философскими течениями достаточно разработан в бахтинистике, см. особенно. Однако МФЯ – все-таки книга по теории яз ...

ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМАТИКА МФЯ
Эта глава посвящена главной проблеме книги: анализу лингвистических идей МФЯ. При этом трактовка истории лингвистики в МФЯ уже разобрана в первой главе книги, а вопрос о построении марксистской ли ...